РУССКИЙENGLISH
Новости

Новости

Евгений Федоров: "На этом рынке для нас нет загадок"

 

Источник: Эксперт # Сибирь

Автор: Кичанов Михаил

ОАО "Иркутскэнерго" - крупный производственный комплекс, расположенный на территории сразу двух сибирских регионов - Иркутской области и Красноярского края. Сегодня 40,007% акций компаний принадлежит "Интер РАО ЕЭС", а 50,19% - крупнейшей российской частной энергокомпании "ЕвроСибЭнерго" (принадлежит En + Group Олега Дерипаски). "Иркутскэнерго" давно развивается в качестве энергоугольной компании, хотя свой главный "товар" - электричество - она производит и на ГЭС, владея каскадом из трех ангарских станций - Братской, Усть-Илимской и Иркутской. Сегодня "Иркутскэнерго" интересно своей активной работой в отраслях, к производству энергии и тепла прямого отношения вроде бы не имеющих. "Дочерние" структуры компании занимаются строительством малоэтажных поселков, управлением жилыми фондами и водоканалами, возведением телекоммуникационных и промышленных объектов и т.д. Но, как рассказал в интервью журналу "Эксперт-Сибирь" генеральный директор ОАО "Иркутскэнерго" и ОАО "ЕвроСибЭнерго" Евгений Федоров, все эти действия подчинены железной логике. В итоге энергетическая компания, чья роль в экономике, в теории, должна быть сервисной, становится мощным локомотивом развития не только инфраструктуры, но и реального сектора всей Восточной Сибири.

- Евгений Владимирович, каковы основные особенности работы "Иркутскэнерго" в 2012 году?

- Бизнес-план по итогам 2012 года компания полностью выполнила. Цифры сложились несколько хуже, чем в 2011 году. Это связано с ужесточением нормативной базы, а также рядом ограничений на оплату мощности энергии гидроэлектростанций. Эти факторы оказали серьезное влияние на отрасль. При этом мы констатируем достаточно высокие цены, сложившиеся на рынке во второй ценовой зоне. Причем рост цен здесь намного опережал темпы в первой ценовой зоне. Во многом это объясняется более низкой водностью в регионе по сравнению с 2011 годом. Если по станциям "Иркутскэнерго" выработка на ГЭС в 2012 году сопоставима с 2011 годом, то по Красноярской и Саяно-Шушенской ГЭС был серьезный минус. Особенно тяжелая ситуация по Красноярской ГЭС (входит в структуру "ЕвроСибЭнерго" - Ред.). В прошлом году здесь выработано 14 млрд киловатт∙час, против 18 млрд киловатт∙час в предыдущем и 23 млрд киловатт∙час - в 2010 году. Ожидаем, что из-за маловодья и в 2013 году выработка едва ли превысит 15 млрд киловатт∙час.

- Природа, получается, не помогает?

- Да, виноваты прежде всего природные факторы. Морозы декабря 2012 и января 2013 годов привели к серьезному росту электропотребления и высоким ценам на рынке свободной мощности.

- У "Иркутскэнерго" нет договоров о предоставлении мощности (ДПМ). Какие механизмы возврата инвестиций вы закладываете в проекты строительства новых тепловых и гидроэлектростанций?

- Действительно, у нас ДПМ нет. Поэтому объемы инвестиций, которые мы направляем в отрасль, несколько меньше, чем у других компаний. Иных масштабных механизмов, кроме ДПМ, с точки зрения возврата капитала, в отрасли просто не создано. Кроме того, Иркутская область избыточна по электрической энергии. Какой-то новой масштабной программы ДПМ, на мой взгляд, запускать не стоит. Как минимум, для этого есть объективные причины. В перспективе до 2020-2025 годов в Сибири не предвидится существенного роста спроса на электроэнергию. Достаточно много мощностей ввели в последние годы, кроме того, потребление растет совершенно не теми темпами, как прогнозировалось при утверждении программы ДМП. Колебание в потреблении электроэнергии в последние годы составляет около одного процента.

- А сильно ли избыточна Иркутская область по электроэнергии?

- Вопрос философский, учитывая, что у нас единая энергосистема. Иркутская область тесно связана по линиям 500 кВ с Красноярским краем, по линиям 220 кВ - с Бурятией и Забайкальем. Если смотреть на ситуацию формально, то в Иркутской области вырабатывается порядка 60 млрд киловатт∙час, а потребляет регион порядка 50-55 млрд киловатт∙час. Можно сказать, что 5-10 млрд киловатт∙час - это некий избыток. Но если смотреть с точки зрения обеспеченности Сибири электроэнергией, то ситуация немножко другая.

- Есть ли опасность, что реализуемые сегодня в Сибири проекты приведут к перепроизводству электрической энергии?

- Ввод ДПМ, который осуществится до конца 2017 года, безусловно, сбалансирует ситуацию спроса и предложения на рынке. По ряду регионов ситуация даже будет выглядеть избыточной. Коснется это и Сибири, особенно в 2014-2015 годах - в связи с пуском Богучанской ГЭС, прогнозируемым вводом блока на Березовской ГРЭС (800 МВт), сдачей в эксплуатацию новых мощностей Гусиноозерской ГРЭС. Все это создает некий локальный избыток.

- Означает ли это, что не нужно вообще инвестировать в новое строительство генерирующих мощностей?

- Конечно, не означает. На карте России есть как минимум четыре точки, где в кратчайшие сроки необходимо принять решение о строительстве энергомощностей. Это Тува, Бодайбо, Новороссийск и Чечня. В этих районах, по данным Министерства энергетики РФ, на пороге 2015-2016 годов будет формироваться устойчивый дефицит электрической энергии, а потому существует необходимость строительства генерации. Но это совсем не те объемы, которые создаются по проектам ДПМ. В этих четырех энергоузлах для выбора инвестора можно придумать гораздо более эффективные и прозрачные способы инвестирования, чем при ДПМ. Должна быть конкурсная система, где побеждает тот, кто готов дешевле продавать мощность.

- Готово ли правительство стимулировать строительство новых генерирующих мощностей после того, как закончиться срок действия нынешних ДПМ?

- Я не считаю целесообразным вводить какие-то специальные меры стимулирования (за исключением особых случаев, о которых мы только что говорили). Правильнее в долгосрочной перспективе создать новую модель, которая сама будет давать эти ценовые сигналы.

- Очевидно, что из перечисленных вами "точек роста" в сфере ваших интересов, прежде всего, Бодайбо. Какова ситуация с проектом строительства ТЭЦ в Усть-Куте?

- Мы завершили первый этап проектирования, получили площадку, согласовали с областью и муниципалитетом возможность этого строительства. Сейчас ждем решений, связанных со строительством схемы выдачи мощностей, которые должна осуществить Федеральная сетевая компания. Для того чтобы проект дотянулся до своих конечных потребителей, необходимо построить ЛЭП до Чары. Это Удоканское медное месторождение и ряд других месторождений, которые находятся вдоль БАМа. Строительство станции может решить проблему энергодефицита в Бодайбо. Но пока у нас нет договоренностей с потребителями. А их не может быть, потому что к ним не доходят ЛЭП. Проводим консультации с правительством Иркутской области, которое проект поддерживает, понимая, что он обеспечит необходимый уровень инфраструктуры.

- Как вам удалось добиться того, что эта станция станет главным поставщиком электроэнергии для новых горно-металлургических проектов в Забайкалье?

- Ну, нам это еще не удалось. Это нам кажется, что мы правильно видим экономику наших возможных потребителей, для которых эффективнее будет снабжаться от нас. Для того чтобы это физически стало возможным, необходимо построить ЛЭП. А дальше сама логика экономического процесса заставит нас договориться. Для этого есть все экономические предпосылки.

- В какие сроки эта ТЭЦ может появиться?

- Мы можем начать строительство в 2014 году. В этом году мы предусмотрели в бизнес-плане средства на продолжение проектирования. В зависимости от того, какие инфраструктурные решения примет государство, проект будем либо ускорять, либо спокойно воплощать в жизнь. Пока движемся в логике начала строительства в следующем году.

- Какой будет мощность ТЭЦ?

- Итоговая мощность - до 1200 МВт, первый блок - 400 МВт. Нужно понимать, что БАМ сам по себе, как железная дорога, также испытывает серьезный дефицит электрической энергии. Планы правительства по увеличению пропускной способности БАМа потребуют дополнительные мощности. На текущий момент дефицит электрической мощности на БАМе оценивается в 50 МВт. Он уже приводит к снижению качества электрической энергии в поселках вдоль магистрали, снижает возможности самой железной дороги осуществлять тяжеловозные перевозки. Дальше ситуация будет только усугубляться. Без решения проблем электроснабженения ни о каком росте перевозок через БАМ говорить не приходится.

- Зачем была куплена лицензия на Купское месторождение? Вы планируете в перспективе превратить "Иркутскэнерго" в энерго-угольно-газовую компанию?

- Это локальный проект. Мы считаем, что в среднесрочной перспективе этот участок может быть интересен для газоснабжения будущей Усть-Кутской ТЭЦ. Проект этот долгий. В лучшем случае добыча начнется лет через семь-десять. Но мы не планируем развиваться в газовом бизнесе. Для нас это просто ресурс. Спокойно в рамках лицензии будем заниматься доисследованием месторождения, сейсморазведкой, бурением поисковых скважин и так далее. Мы понимаем, что стратегически в долгосрочной перспективе этот участок может быть нам очень полезен.

- То есть, в ближайшие годы инвестиции будут незначительные?

- Да, относительно небольшие. Понятно, что сейсморазведка сама по себе вещь недешевая. Но каких-то миллиардных инвестиций в ближайшее время мы точно не планируем.

- Как продвигаются совместные проекты с китайскими партнерами по строительству новых гидроэлектростанций в Сибири?

- В настоящий момент мы разрабатываем декларацию о намерениях по Нижне-Ангарской ГЭС в Красноярском крае. Проект документа делаем самостоятельно, понимая, что китайские партнеры проявляют к нему большой интерес. Надеемся, до конца лета декларация будет разработана, а до конца года - подписана. После этого займемся проектированием. Строительство ГЭС - проект намного более сложный и долгий по сравнению с тепловой генерацией. Есть определенные этапы, включая экологические обоснования, которые необходимо сделать.

- Какое предполагается соотношение сторон в партнерстве?

- 50 на 50. Создано совместное предприятие, которое в будущем станет главным держателем проектов. Пока движемся по проекту Нижне-Ангарской гидрогенерации. Остальные возможные проекты анализируются с точки зрения целесообразности.

- Как вообще оцениваете тот факт, что Китай проявляет интерес к таким проектам?

- Очень позитивно. На мой взгляд, этот интерес точно нельзя называть китайской экспансией. Китайские деньги сейчас самые большие, быстрые и дешевые в мире, и не использовать их для России, с учетом дефицита инвестиционных ресурсов в стране, мне кажется неправильно.

- Почему компания активно занялась созданием, по сути, непрофильных активов? Почему в качестве основных направлений выбрано жилищное строительство, металлургия и связь?

- Все перечисленные вами отрасли имеют те или иные синергии с энергетикой, поэтому они нам и интересны. Например, жилищное строительство - один из самых больших наших инвестиционных проектов, который находится, казалось бы, вне сферы энергетики. Но эффективность этого бизнеса зависит не столько от того, как быстро и эффективно вы построите здания, сколько от того, какие технические решения вы предложите в части инженерной инфраструктуры - водоснабжение, водоотведение, теплоснабжение и электроснабжение. В зависимости от того, насколько эти решения будут эффективны, можно говорить об удаче проекта в целом. У нас есть те компетенции, которые позволят реализовать строительные проекты как минимум лучше, чем это способен сделать любой из застройщиков на территории Иркутской области. Как нам кажется, в области инженерной инфраструктуры мы номер один на территории региона. У нас есть кадровый потенциал, финансовые ресурсы, технологические возможности. Делая ставку на инженерную инфраструктуру, я отнюдь не отвергаю требования того, что жилье нужно строить качественно, быстро и с минимальными затратами.

- На каком этапе находится строительный проект? Что он будет собой представлять?

- Мы планируем построить 430 тысяч квадратных метров малоэтажного жилья. Это таунхаусы, коттеджи, дуплексы и трехэтажные дома. Застройка позволит обеспечить жильем до 17,5 тыс. человек. Проект рассчитан на 10 лет, общие капиталовложения в застройку, транспортную и инженерную инфраструктуры составят порядка 22-25 миллиардов рублей. Строительство будет вестись в районе поселка Пивовариха Голоустненского тракта и на трех участках на Байкальском тракте - по пути из Иркутска в Листвянку. Два участка находятся совсем близко от города - в шести-восьми километрах, один чуть подальше - 14 километров, а последний отдален от черты Иркутска на 28 километров. На всех участках получено разрешение на строительство. Учитывая, что Байкальский тракт - полноценная дорога, на наш взгляд, проект будет интересен не только людям, которые захотят купить второе жилье, но и тем, для кого это будет единственная жилая недвижимость. Время в пути из Иркутска до дома составит порядка 15-20 минут.

- Классность объектов будет разная?

- Да. Участки мы приобрели у государства на открытом аукционе, который проводил фонд РЖС, специально созданный для стимулирования жилищного строительства. У нас есть обязательства по строительству определенного количества жилья эконом-класса на трех участках. Но на одном из участков будет построено только жилье бизнес-класса. До конца второго квартала планируем выйти на площадку. Ориентируемся, что первые 45 тысяч квадратных метров будут сданы к октябрю 2014 года.

- Какой процент жилья будет эконом-класса?

- Больше 50%. На всех участках предполагается строительство социальных объектов - детские сады, школы, больница. Не секрет, что Иркутская область - один из самых дорогих регионов с точки зрения стоимости квадратного метра. Дороже, чем в Красноярске и в Новосибирске. Во многом это связано с тем, что объемы ввода жилья недостаточны для того, чтобы обеспечить существующий спрос. Думаю, что наш строительный проект позволит сбить темпы роста цен на жилье, а возможно, даже окажет давление на снижение цен на жилую недвижимость в регионе.

- По завершении строительства жильем будет управлять собственная организация?

- Безусловно. Будем рекомендовать жильцам выбрать управляющую компанию, которая обеспечит самый высокий уровень обслуживания. ЖКХ для нас - не бизнес в классическом понимании слова. То есть у нас нет задачи на этом заработать. Цель другая - обеспечить прозрачность денежных потоков. Не секрет, что в УК деньги ресурсоснабжающих организаций зачастую, скажем так, застревают. Мы понимаем, что население дисциплинированно платит за коммуналку УК, а та находит более нужные, с ее точки зрения, направления для их расходования, нежели расчет за полученную электроэнергию, воду и тепло. Поэтому мы пошли в те города, где у нас исторически наибольшие проблемы с платежной дисциплиной управляющих компаний. Это Усть-Илимск и Усолье-Сибирское. Мы хотим повысить эффективность компаний в сфере ЖКХ. К концу 2014 года станет понятно, насколько у нас получилось это сделать.

- А как так получилось, что вы решили построить в Иркутске Центр обработки данных (ЦОД)?

- У нас достаточно давно в отдельное юридическое лицо выделена компания "Иркутскэнергосвязь" - один из крупнейших операторов, предоставляющий услуги Интернета, телефонии и IP-телевидения в регионе. Для нас это стратегическое направление, которое мы будем поддерживать в любом случае, расширяя зону присутствия на территории Иркутской области. Очевидно, что с ростом интернетизации будет возрастать и потребность в ресурсах для хранения информации. Весь мир давно централизует хранение информации, строя мощные ЦОДы. Эти центры позволяют хранить данные комплексно, обеспечивая принципиально более высокую защиту информации. А эффект масштаба повышает рентабельность этого бизнеса. Не сказать, что для России это новая тема. ЦОДы строят все крупные сотовые операторы, в Европе крупнейший ЦОД в прошлом году построил Сбербанк. Но на территории Сибири сколько-нибудь значимых ЦОДов не существует. У нас, как и многое другое, данная услуга осуществляется трафиком через Москву. Идея состоит в том, чтобы локально перехватить каналы связи здесь, в Сибири.

Немаловажный фактор, что в структуре себестоимости ЦОДа более 50% составляет электрическая энергия. Это связано с охлаждением серверов. Холодильные системы - мощнейший потребитель электрической энергии. Остальные затраты в операционных издержках ЦОДа представляют собой относительно небольшие величины. Такой конкурентной стоимости электрической энергии, как в Иркутской области, сегодня в России больше нет, да и в мире таких мест немного. Например, стоимость электроэнергии в Иркутске в три раза ниже, чем в Москве. Поэтому, с одной стороны, это для нас новое направление развития активов "Иркутскэнергосвязи", с другой - серьезный потребитель электрической энергии. Нам кажется, что на ближайшую перспективу это верное направление для развития бизнеса. На это указывает мировой опыт.

- Каковы будут его масштабы?

- Это будет самый крупный ЦОД в России. Общая площадь составит 10 тысяч квадратных метров. К концу 2014 года надеемся запустить первую очередь. Ожидаем, что ключевыми клиентами ЦОДа станут банки, крупные компании и государственные структуры Восточной Сибири. Инвестиции в проект составят до 2,5 миллиардов рублей. До конца июня текущего года планируем завершить подготовку проектной документации.

- А сколько будет очередей?

- Сейчас мы пытаемся сформировать оптимальный размер первой очереди. Он будет зависеть от того, как быстро и на какую величину мы договоримся с "якорными" инвесторами, которые будут готовы выкупить значительную часть помещений. С точки зрения построения отношений с контрагентами, рассматриваем несколько вариантов. Это и просто сдача площадей в аренду, и сдача серверов в аренду, и осуществление всего комплекса услуг, связанных с физическим хранением информации. В общем, как договоримся.

- Дата-центр будет ориентирован только на иркутских клиентов?

- Не обязательно. Здесь смогут хранить информацию как сибирские, так и, например, крупные московские компании. Нам кажется интересной и перспективной идея электронного правительства. Понятно, что будет формироваться большой объем данных, которые нужно будет где-то хранить. Экономически эффективно хранить данные в одном месте.

- Насколько быстро, на ваш взгляд, этот проект окупится?

- Мы рассчитываем, что срок окупаемости не превысит семи лет. У нас есть все возможности, чтобы обеспечить стопроцентное заполнение (аренда/продажа) ЦОДа.

- А в чем интерес "Иркутскэнерго" в управлении водоканалами?

- Мы уже давно управляем водоканалом в Усть-Илимске. В 2012 году мы заключили долгосрочный договор аренды в Саяногорске. Еще смотрим несколько городов на территории Иркутской области. Надеюсь, до конца 2013 года заключить несколько сделок. Мотивация очень простая - в Сибири в 80% случаев сети водопровода и теплоснабжения идут в одном лотке. На наш взгляд, обслуживание водопроводных и тепловых сетей из одного центра несет целый ряд плюсов, связанных и с эффективностью работы персонала, и с оперативностью устранения неисправностей. Не секрет, что если парит колодец, то проблема может быть как у тепловых сетей, так и у водоканала. Если бригада тепловых сетей приезжает на аварию и понимает, что это не их вопрос, они в лучшем случае звонят в водоканал. Когда все в одних руках и управляется из единого центра - это имеет целый ряд плюсов.

- Приведите пример...

- Возьмем Саяногорск. Там есть управление тепловых сетей в составе 70 человек, со своей аварийной бригадой и диспетчерской службой. Параллельно с ними есть еще 70 человек сотрудников водоканала, которые выполняют во многом похожие функции. Там тоже есть службы, которые выезжают на устранение аварийных ситуаций. Зачем дублировать?

- Расскажите о проекте строительства электрометаллургического сталелитейного завода в Иркутской области?

- Этот проект также связан с дешевизной электричества в регионе. Логично, что именно здесь нужно строить энергоемкие производства. Сталеплавильный завод - достаточно простое производство: собираете лом, загружаете в специальные печи, переплавляете и получаете металл. По сути, в себестоимости три составляющие - лом, которого в регионе достаточно, электроэнергия (до 25-30% в себестоимости) и ФОТ. Сейчас весь лом собирается и увозится в две точки - либо на заводы Evraz Group в Кузбасс, либо на "Амурметалл" на Дальний Восток. С учетом возрастающей стоимости железнодорожных перевозок это колоссальные логистические затраты. Поэтому строительство сталеплавильного завода именно в нашем регионе позволит получить эффект и на перевозках. Проект будет реализован в одном из городов на юге Иркутской области недалеко от наших энергетических мощностей, где у нас создана вся необходимая инфраструктура: тепло-, электро- и водоснабжение. На наш взгляд, все это позволит получить серьезную экономию капитальных затрат. Мы оцениваем ее в 30%. Основной продукцией завода станет строительный арматурный прокат, который предполагается реализовывать здесь же. Эти факторы позволят максимально оптимизировать логистику. Мощность предприятия составит 260 тысяч тонн строительной арматуры.

- И сколько времени займет строительство?

- 18-20 месяцев. Проектные работы планируем завершить до конца года и уже в следующем - выйти на строительную площадку. Планируем вводить объект одним этапом в 2015 году. Размер инвестиций оцениваем в шесть миллиардов рублей при сроке окупаемости в семь лет.

- Поговорим о рынке. В феврале этого года в России разразился большой скандал с "Энергостримом", в результате которого сразу шесть энергосбытовых компаний этого холдинга, в том числе и в Сибири, были лишены статуса гарантирующего поставщика электроэнергии. В чем, на ваш взгляд, причина подобного явления в электроэнергетике России и можно ли было предотвратить подобное развитие событий на энергосбытовом рынке страны?

- Причина очень простая: коллеги вместо того чтобы квалифицированно осуществлять расчеты с генераторами, решили эти деньги из компании вывести. Это, наверное, работало, пока энергосбытовые компании были более доходными, когда могли покрывать и кассовые разрывы, существующие и будущие доходы, и займы, которые предоставлялись банками под развивающийся бизнес. Здесь, к сожалению, сошлись одновременно два фактора. Первый - снижение доходности сбытов. Это было принципиальное решение государства. Второй - масштабный вывод денег из компании. Могла ли ситуация не быть доведена до такой стадии? На мой взгляд, безусловно. Это и работа Министерства энергетики, и правоохранительных и надзорных органов, и нормативная база, которая вроде бы как создавалась, но по факту оказалось, что целый ряд постановлений и распоряжений правительства так и не выпущены.

Я думаю, cитуация еще не закончена. Во-первых, принятая мера, когда статус гарантирующего поставщика на территории субъекта федерации перешел к отдельным филиалам МРСК, временная. Постановление правительства обязывает в течение года провести конкурс на выбор нового гарантирующего поставщика. Надеюсь, что вся необходимая для этого нормативная база в кратчайшие сроки будет разработана и уже летом проведены конкурсы. И в ряде этих конкурсов мы планируем принять участие на получение статуса гарантирующего поставщика. Не хотелось бы, чтобы ситуация зависла на неопределенный срок. Если есть решение, что сети и сбыт должны функционировать отдельно, значит, нужно продолжать следовать этой логике.

- Как бы вы оценили нынешнюю ситуацию на национальном энергосбытовом рынке и деятельность "Совета рынка" по ее регулированию?

- В моем понимании, были некоторые элементы шараханья из стороны в сторону. Безусловно, те деньги, которые зарабатывали сбыты в 2010-2011 годах были, скажем так, нерациональными и несопоставимыми с теми функциями, которые сбыты выполняли. Была некая избыточная доходность функционирования этих бизнесов. Это правда. С другой стороны, решение лишить сбыты вообще возможности сколь либо эффективно осуществлять свою деятельность тоже не оптимально. Та задолженность, которую сформировали даже вроде как устойчивые сбыты за 2012 год, начала внушать серьезные опасения. Я с большим уважением отношусь к новой методике, которая была принята в декабре. С одной стороны, она абсолютно сбалансированна и не формирует избыточную доходность сбытов, с другой - дает понятные стимулы для того, чтобы максимизировать процент собираемости платежей с розничных потребителей. Надеюсь, что хотя бы на среднесрочную перспективу радикальных изменений в этом секторе больше не будет. Сейчас ситуация находится в уравновешенном положении.

- Каков ваш прогноз цен на электроэнергию в Сибири до конца года и на трехлетнюю перспективу?

- Если говорить о 2013 годе, то мы выделяем два периода. Первый - это начальные четыре месяца года, когда цена на электрическую энергию будет держаться на высоком уровне. Три прошедших месяца это подтверждают. Дальше, скорее всего, произойдет серьезное снижение цен. Может быть, даже ниже уровня прошлого года. Основные факторы - Богучанская ГЭС, ввод гидроагрегатов на Саяно-Шушенской ГЭС и отсутствие роста спроса на электрическую энергию. Дальше все будет зависеть от водности на Ангаро-Енисейском каскаде. При прочих равных с прошлым годом ожидаем серьезного снижения цен уже с мая.

2014 год, наверное, будет еще более сложным для энергетиков. Думаю, цены будут ниже, чем в текущем году из-за большей выработки Богучанской ГЭС. Это 17 миллиардов киловатт∙час, притом что все потребление в Сибири - 200 миллиардов киловатт∙час. По сути, в рынок дополнительно вброшено 10% самой дешевой генерации. Конечно, это окажет давление на цену. Да, ожидаются вводы отдельных крупных энергоемких производств, но это все равно далеко от того, чтобы компенсировать дополнительные энергетические предложения, которые появились на рынке. А дальше, с появлением новых промышленных потребителей, ситуация на рынке будет выравниваться и цены возвратятся на уровень 2012 года.

- Кроме "Иркутскэнерго" распределительные и магистральные электросети остались в собственности только одного регионального энергохолдинга - "Татэнерго". Вам неоднократно предлагали их продать, но вы отказываетесь. Почему?

- "Иркутскэнерго" распределительные магистральные сети не принадлежат, это актив "Иркутской электросетевой компании" (ИЭСК). "Иркутскэнерго" является одним из акционеров ИЭСК. Наша совместная работа несет целый ряд положительных сторон, связанных с синхронизацией графиков ремонтов и строительства. Простая вещь - разбалансированность графика ремонта - приводит к тому, что генераторы вынуждены держать в горячем резерве большое количество мощностей на тепловых электростанциях. Даже у нас, где все мероприятия синхронизированы, подобные проблемы периодически появляются. Та ситуация, которую я наблюдаю в других субъектах федерации, зачастую выглядит абсурдно. Вывод линии в ремонт на месяц раньше или позже позволяет генератору экономить десятки миллионов рублей, но сеть выводится тогда, когда это удобно сетевой компании. Это относится и к капитальному строительству. Учитывая, что зачастую линии строятся на сотни километров, инвестиционные ресурсы удобнее переориентировать на генераторов, которые способны построить объект прямо в точке потребления. На наш взгляд, эта совместная работа, которая проистекает из общих корпоративных интересов, всегда более эффективна, чем то, что мы имеем на рынке сейчас.

- То есть продавать свой пакет в ИЭСК не собираетесь?

- Точно нет. Те цены, которые есть сегодня в Иркутской области на электрическую энергию для конечных потребителей, - лучшее доказательство тому, что совместная работа несет больше практических плюсов, чем теоретических минусов.

- Что изменится в стране, на ваш взгляд, с образованием компании "Российские сети", которая будет владеть не только распределительными, но и магистральными сетями в России?

- Не уверен, что произойдут кардинальные изменения. Безусловно, есть решения, связанные с оптимизацией инвестиционных расходов и затрат на персонал. Надеюсь, что деятельность совместной компании будет более логичной. Зачастую конфликт интересов между ФСК и МРСК не шел на пользу дела. Надеюсь, при управлении из единого центра, при формировании единого целеполагания эти недочеты будут устранены. Ну и жду, что в какой-то момент планы приватизации целого ряда региональных сетевых компаний все-таки будут осуществлены. Это точно правильное решение. Частные компании все-таки более эффективны. Считаю, что у нас большие перспективы для повышения эффективности функционирования целого ряда энергосетевых компаний.

- Вы неоднократно говорили, что могли бы более эффективно управлять распределительными сетями всей Сибири, будь у вас такая возможность. И все же государство так и не решилось приватизировать "МРСК Сибири", несмотря на всю неоднозначность ситуации, которая последние годы преследовала эту государственную компанию. Будете ли вы претендовать на покупку "МРСК Сибири" сейчас, если эту компанию все же выставят на продажу в результате реорганизации электросетевого комплекса России?

- Если решение о продаже "МРСК Сибири" или отдельных ее частей будет принято, точно будем претендовать на покупку. На наш взгляд, мы сможем повысить надежность функционирования сетей, обеспечив экономическую эффективность их работы. "Иркутская электросетевая компания" по масштабам сопоставима с "МРСК Сибири". На этом рынке для нас нет никаких загадок и белых пятен.

- Когда ожидаете принятие такого решения?

- Решения, связанные с приватизацией каких-либо МРСК, могут быть приняты до конца лета. На мой взгляд, есть явная целесообразность приватизации "МРCК Сибири". Есть проблема с тарифными решениями для той же Бурятии или Забайкальского края с теми темпами роста цены, которые сложились на этих рынках, проблемы последней мили в Красноярском крае и по целому ряду других субъектов федерации, в той же самой Хакасии. Государству нужно лишь определиться со стратегией - кого продаем первым, кого вторым. А главное - как продаем. Это очень важно.

Энергоугольная компания Иркутскэнерго мощнейший производственный комплекс, расположенный на территории сразу двух сибирских регионов Иркутской области и Красноярского края. Включает в себя каскад трех гидроэлектростанций (Братскую, Усть-Илимскую и Иркутскую), построенных на Ангаре, девять тепловых узлов в городах Иркутской области, шесть угольных разрезов ООО Компания Востсибуголь, добывающих каменный и бурый уголь, два погрузочно-транспортных управления и обогатительную фабрику. Установленная мощность электростанций компании составляет 12,9 ГВт, в том числе ГЭС более 9 ГВт, тепловая 13 тыс. Гкалчас. По мощности и объемам производства энергосистема способна выработать более 70 млрд кВтчас электрической и до 46 млн Гкал тепловой энергии. Суммарная производственная мощность разрезов ООО Компания Востсибуголь 14,9 млн тонн в год. В целом за 12 месяцев 2012 года выработка электроэнергии электростанциями Иркутскэнерго составила 60,9 млрд кВтчас, что на 2,7% выше показателя 2011 года. Выработка на ГЭС составила 44,7 млрд кВтчас (на 3,9% меньше, чем в предыдущем году). Выработка тепловых электростанций составила 16,2 млрд кВтчас (рост на 26,4%). Высокая динамика выработки электроэнергии тепловыми электростанциями объясняется низкими показателями ГЭС. Отпуск теплоэнергии составил 23,7 млн Гкал, что сопоставимо с уровнем 2011 года (рост на два процента).

 

17 мая 2013 г.
Показать в формате для печати