РУССКИЙENGLISH
Пресс-центр

У самого истока

Автор: А. Кошелев, ведущий научный сотрудник СЭИ СО РАН

Нынешней осенью энергетики, а вместе с ними и всё Приангарье, отметят 50-летие Иркутскэнерго. Есть события и даты, которые принято считать непреложными. Сооружение ЛЭП-110 кВ, по которой энергия ТЭЦ-1 пришла на стройку Иркутской ГЭС, - одно из таковых, случившееся ровно полвека тому назад. Но на самом деле история энергетики нашего региона началась куда раньше: не с середины минувшего столетия, а с исхода позапрошлого века. Вот как это было. В 1893 году главный управляющий Ленских золотых приисков инженер Л.Ф. Грауман, предвидя неизбежное истощение залежей и, соответственно, рост энергоёмкости добычи драгоценного металла, предложил вложить часть тогда ещё очень высоких прибылей в сооружение местной гидроэлектростанции. Спустя три года, в сентябре 1896-го, возле Павловского прииска на речке Ныгри вступила в строй первая в нашем краю ГЭС мощностью 300 киловатт. Трёхфазный ток трансформировался со 150 до 10000 вольт и передавался на расстояние до 20 километров. Руководил эксплуатацией станции инженер А.К. Кокшаров. Задумаемся над этим фактом: одна из первых российских электростанций трёхфазного тока питала в конце девятнадцатого столетия самую первую отечественную высоковольтную ЛЭП.

Расчёты Л.Ф. Граумана подтвердились: энергия Павловской ГЭС оказалась вчетверо дешевле паровой. И было решено продолжить удавшийся эксперимент: использовать воду более мощной реки - Бодайбо. В 1898 году на ней построили станцию мощностью 430 кВт; в начале наступившего двадцатого века на этой реке работало уже пять ГЭС, мощность первого в Сибири каскада составила 2800 кВт. И это при общей мощности гидростанций тогдашней Российской империи в 16 тысяч кВт. Каскад гидроэлектростанций на реке Бодайбо действовал круглый год, в том числе и в самые лютые морозы, практически не имея водохранилищ. Этот опыт показал, что малые реки "работают" и зимой, причём ГЭС препятствует их перемерзанию. Так что, мягко говоря, вряд ли обосновано нынешнее противодействие местных властей сооружению ГЭС для электроснабжения посёлков Верхнего Приленья.

В связи с созданием Бодайбинского каскада гидроэлектростанций всплывает из небытия ещё одно славное имя - инженера Якова Гаккеля. Его по праву можно было бы считать "русским Эдисоном", потому что именно он спроектировал, строил, а потом руководил эксплуатацией трамвая в Петербурге; он был создателем первых в России по-настоящему летающих самолётов, в том числе гидросамолёта-амфибии; он же создал один из первых в мире магистральных тепловозов с дизель-электрогенератором и трактор с паровой машиной. Заинтересовавшись его личностью, я узнал о том, что Яков Гаккель родился в Иркутске. Закончил Петербургский электротехнический институт и за участие в студенческих волнениях был сослан на Ленские прииски. Вот там он и нашёл работу по специальности: занялся проектированием, строительством и эксплуатацией гидроэлектростанций Бодайбинского каскада.

Для сглаживания колебаний выработки энергии при изменении стока воды зимой в 1915 году была построена первая паровая электростанция на дровах - Залесская ТЭС мощностью 600 кВт. Пять ГЭС Бодайбинского каскада и Залесская ТЭС параллельно работали на одну сеть, от которой питались все местные потребители. Иными словами, Это был самый первый в России опыт кольцевания станций! Это была самая что ни на есть настоящая электроэнергетическая система, включавшая электрогенераторы двух видов: гидравлические и паровые.
Не исключаю, что у кого-нибудь из старожилов Бодайбо и в архивах "Лензолота" есть сведения, которые позволят дополнить, детализировать изложенные мной факты. Очень важно, чтобы славные имена русских инженеров - первопроходцев научно-технического прогресса в Сибири были известны потомкам.
В середине девяностых годов позапрошлого века электричество имели иркутские купцы Второв и Похолков, томские - Макушин и Яковлев. Свои электростанции в Иркутске были в драмтеатре, в детской больнице и в здании общественного собрания. Центральные муниципальные электростанции в сибирских городах начали появляться одновременно с таковыми в Западной Европе.

Уровень жизни в Сибири всегда был ниже, чем в центральной России. Но вот что касается достижений культуры и научно-технического прогресса, то традиции старого времени сохранились и, хочется надеяться, будут плодотворно продолжены.

Показать в формате для печати